Главная ГАДАНИЯ ЗАГОВОРЫ ХИРОМАНТИЯ КАРТЫ ТАРО МАГИЯ ТАЛИСМАНЫ Гороскопы
Логин:  
Пароль:
ГОРОСКОПЫ ЗАКЛИНАНИЯ НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА ФЭН ШУЙ РУНЫ АСТРОЛОГИЯ НУМЕРОЛОГИЯ МОЛИТВЫ Ленорман ПРОРОКИ
Интересное на сайте
РУНЫ
Что такое руны?

Что такое руны?

Слово "руна" означает "секрет" или "тайна". Уже среди самых первых знаков, начертанных человеческой рукой и имеющих явно магический характер, мы находим праобразы некоторых рун - а это аж XVII-XVI тысячелетие (!!!) до
19.05.18

Владимир Финогеев. Без дураков .

12.04.19 | Категория: ---

Это было первого апреля. Я подрабатывала на складе одной фирмы, они продавали бытовую химию. Склад был в подвале жилого дома, обычной пятиэтажки. Вход через подъезд. После работы к 10 часам вечера я шла — от дома недалеко — в этот подвал. Мне надо было собрать товар по заявкам. У них было несколько точек, они писали, чего им не хватает, и я набирала по этим заказам порошок, мыло, чистящие средства. Иногда по три-четыре коробки на точку. Я быстро это делала, и платили они хорошо. Работала каждый вечер до 12 ночи, а под воскресенье иногда до двух. Обычно хозяин присутствовал, когда я работала. Он занимался своими делами, а я своими. Двери в подвал металлические, всегда нараспашку, не закрывались, да и понятно: там запах стоял, надо проветривать, ну и вообще, я уже долго там работала, и в мыслях не было ничего, чтобы закрывать. Если он или хозяйка выходили, я кричала: «Закрой меня, потом откроешь*. Вот я пришла. Работаю. Заходят два молодых парня. Один большой, под два метра, другой меньше. Оба в черных шапочках, туго натянутых на головы, но лица не закрыты, ничего. Сначала появляется один — высокий. Он проходит мимо меня, идет уверенно, громко бросает: «Налоговая» — и идет к хозяину. Я подумала — знакомый. Проводила взглядом и возвращаюсь к работе, появляется другой. Он пониже, худощавый. И у меня екнуло сердце. Мысль: что-то не то. Нехорошее предчувствие. Тот. большой, идет к хозяину, хватает его за руки, валит на пол. Тот, что поменьше, ко мне, в руках нож. Достает клейкую ленту, вяжет мне руки сзади и говорит: «Ложись на пол». Я говорю: «Не лягу». — «Ложись!» А я ему: «Не лягу». Мне чудилось, если я лягу на пол. то как бы умерла, и я противилась этому. «Не лягу, я на коробке посижу». Он тогда отрывает ленту и заклеивает мне рот. Идет к первому. Хозяин лежит на полу, большой пинает его ногами. Я слышу шум. Мне не особенно видно: кругом стеллажи с товаром, пакетами, банками — не видно. От меня пять метров. Большой кричит: «Давай деньги! Ключ от сейфа!» Только бы остаться живой, пусть они что хотят, то и делают, только остаться живой, пусть я буду уродом или что, только выжить. Единственная мысль. Потом бросает в пот, в омерзительную жуть. Пальто висит при входе, в кармане пальто — ключ от квартиры. Вдруг найдут ключ, подумают, что там деньги, пойдут в мою квартиру, а там спит ребенок. Мне очень нехорошо. Те орут хозяину: «Давай деньги». А денег не было или было чуть-чуть, потому что хозяин все потратил: купил на выручку нового товара. А во-вторых, деньги вообще там не хранились, они лежали в другом месте, в банке. Он им отдал ключ от сейфа, они взяли что было, забрали у него часы, мобильный телефон и ушли. Закрыли дверь на ключ, выключили свет. Тишина. Не знаю, что делать, боюсь пошевелиться: ушли они или нет? Вдруг затаились — ждут? Все тихо, никого. Еще подождав, встала — мне ноги не связали, — пошла к столу, где ножницы лежат. Ножницами удобно коробки открывать. Подошла к столу, пальцами нащупала ножницы. Сама думаю: жив хозяин или нет ? Может, убили его? Слышу, он зашевелился: «Ты жива? Что с тобой?» А я ответить не могу. Мычу. Он громче: «Что с тобой?» Я кое-как с помощью ножниц освободилась. Отклеила рот. сказала: «Жива. Пошла, включила свет. Возвращаюсь, вижу — хозяин в наручниках. Он закричал: «Гады, сволочи!» Я говорю: «Подожди, давай тихо*. Думаю, может, они не ушли, стоят, слушают. На складе — потолки три метра, и под самым потолком, у стены — слуховое окно, небольшое. Я говорю: «Сейчас я залезу на стеллаж и позову кого-нибудь». А сама думаю: времени около двенадцати ночи, тут надо осторожно, чтобы народ не напугать. Голову нагнула, ухом к окну, жду. Тишина. Вообще место глуховатое, днем-то мало кто ходит. Вдруг — шаги. Я говорю, не тихо и не кричать чтобы: «Можно вас на минутку, подойдите, пожалуйста» — а шаги раз-раз-раз, быстрее-быстрее и удаляются. И — тишина. А хозяин мне: «Чего так тихо? Ты кричи! Кричи!» Я говорю: «Может, они не ушли, здесь еще, и, вообще, чего народ пугать?» Опять шаги. Я губы к окну, говорю: «Можно вас на минутку». Слышу, шаги приостановились. Голос мужской: «Кто здесь»? — «Это я». — «Где вы?» — «Да из окна, из подвала, меня не видно, тут, знаете, дверь в подвал захлопнулась». Он говорит: «Да-да, я понимаю — первое апреля». Я говорю: «Это не шутка, какое там. Пожалуйста, не сидеть же нам тут всю ночь?!» — «А что я могу сделать?» «Подойдите к двери, наберите «20» по домофону, там Ольга — а это была соседка.
— скажите, мол, дверь в подвал захлопнулась». Шаги затихли, думаю: сделает — не сделает? Тишина. Потом шага торопливые — бежит Ольга. В общем, нас открыли, хозяин в наручниках, красный, всклокоченный. Вызвали милицию, я ждать не стала, у меня страх: как там сын? Я попросила мужа Ольги проводить до дома — все боялась: вдруг они в квартире. Пришли, никого нет, все в порядке. Ребенок спит. Отлегло. На следующий день приезжает милиция, я рассказываю, они говорят: ну теперь в отделение
— протокол составлять. В милиции такого насмотрелась и наслушалась, ужас: юры унизили — на то и воры, а здесь
— свои, к ним как к последней защите — и на тебе, Говорят: «Значит, у него был нож. И вы с ним разговаривали, не подчинялись, не легли на пол, значит, вы его знакомая, значит, вы в сговоре, вы подельники. Быстро колитесь, рассказывайте, кто они такие, где, откуда, добровольное признание, срок скостят». Я в шоке. Собираю силы, держусь, как скала, говорю: «Ничего подписывать не буду». Они говорят: «Вот мы сейчас вас запрем, и будете сидеть». Однажды заходит какой-то следователь, оказалось, встречались, узнает меня: «Это вы? Здесь?» Я говорю: «Вот хотят меня из свидетеля в обвиняемую превратить». Он пошел, сказал им, тут же наступил перелом. Ой-ой, ну что вы, туда-сюда и прочее, да мы это так, методы разные у нас. Я сделала вывод: нормального человека просто посадить. Это криминал свои права защитит, они знают, как уйти и что говорить. А обычного — просто. Растерялся человек — и готово. Если не отстаивает свои права — беда. И еше я думала: во всем есть какой-то урок. Это чтобы мне встряхнуться. Стоит задумываться о своей безопасности. Ну и. может быть, исчезли кое-какие иллюзии. Ну и потом перестала разыгрывать людей первого апреля. Перестала, и все».

Тест системы самосохранения включает учет признаков на трех уровнях: папиллярный узор, первостепенные линии и дополнительные узоры. В нашем случае имеются локальные выпячивания папиллярного узора — на отпечатке они проявляются в виде темных точек (рис. 4, внутри оранжевых кружков), также незначительные нарушения по конфигурации линии жизни (2 резких изгиба л. жизни — рис. 4, зеленый), по доп. узорам: звездная (красный) фигура в пункте 17 (пун кты означают возраст, но есть нюанс — пункт действует на всю линию, т. е. знак работает в любом возрасте, хотя пик его 17—20 лет). Вывод: соприкосновения с опасными людьми без особых последствий.

скачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно
(голосов:0)
Похожие статьи:
Это было первого апреля. Я подрабатывала на складе одной фирмы, они продавали бытовую химию. Склад был в подвале жилого дома, обычной пятиэтажки. Вход через подъезд. После работы к 10 часам вечера я шла — от дома недалеко — в этот подвал. Мне надо было собрать товар по заявкам. У них было несколько точек, они писали, чего им не хватает, и я набирала по этим заказам порошок, мыло, чистящие средства. Иногда по три-четыре коробки на точку. Я быстро это делала, и платили они хорошо. Работала каждый вечер до 12 ночи, а под воскресенье иногда до двух. Обычно хозяин присутствовал, когда я работала. Он занимался своими делами, а я своими. Двери в подвал металлические, всегда нараспашку, не закрывались, да и понятно: там запах стоял, надо проветривать, ну и вообще, я уже долго там работала, и в мыслях не было ничего, чтобы закрывать. Если он или хозяйка выходили, я кричала: Закрой меня, потом откроешь*. Вот я пришла. Работаю. Заходят два молодых парня. Один большой, под два метра, другой меньше. Оба в черных шапочках, туго натянутых на головы, но лица не закрыты, ничего. Сначала появляется один — высокий. Он проходит мимо меня, идет уверенно, громко бросает: Налоговая — и идет к хозяину. Я подумала — знакомый. Проводила взглядом и возвращаюсь к работе, появляется другой. Он пониже, худощавый. И у меня екнуло сердце. Мысль: что-то не то. Нехорошее предчувствие. Тот. большой, идет к хозяину, хватает его за руки, валит на пол. Тот, что поменьше, ко мне, в руках нож. Достает клейкую ленту, вяжет мне руки сзади и говорит: Ложись на пол. Я говорю: Не лягу. — Ложись! А я ему: Не лягу. Мне чудилось, если я лягу на пол. то как бы умерла, и я противилась этому. Не лягу, я на коробке посижу. Он тогда отрывает ленту и заклеивает мне рот. Идет к первому. Хозяин лежит на полу, большой пинает его ногами. Я слышу шум. Мне не особенно видно: кругом стеллажи с товаром, пакетами, банками — не видно. От меня пять метров. Большой кричит: Давай деньги! Ключ от сейфа! Только бы остаться живой, пусть они что хотят, то и делают, только остаться живой, пусть я буду уродом или что, только выжить. Единственная мысль. Потом бросает в пот, в омерзительную жуть. Пальто висит при входе, в кармане пальто — ключ от квартиры. Вдруг найдут ключ, подумают, что там деньги, пойдут в мою квартиру, а там спит ребенок. Мне очень нехорошо. Те орут хозяину: Давай деньги. А денег не было или было чуть-чуть, потому что хозяин все потратил: купил на выручку нового товара. А во-вторых, деньги вообще там не хранились, они лежали в другом месте, в банке. Он им отдал ключ от сейфа, они взяли что было, забрали у него часы, мобильный телефон и ушли. Закрыли дверь на ключ, выключили свет. Тишина. Не знаю, что делать, боюсь пошевелиться: ушли они или нет? Вдруг затаились — ждут? Все тихо, никого. Еще подождав, встала — мне ноги не связали, — пошла к столу, где ножницы лежат. Ножницами удобно коробки открывать. Подошла к столу, пальцами нащупала ножницы. Сама думаю: жив хозяин или нет ? Может, убили его? Слышу, он зашевелился: Ты жива? Что с тобой? А я ответить не могу. Мычу. Он громче: Что с тобой? Я кое-как с помощью ножниц освободилась. Отклеила рот. сказала: Жива. Пошла, включила свет. Возвращаюсь, вижу — хозяин в наручниках. Он закричал: Гады, сволочи! Я говорю: Подожди, давай тихо*. Думаю, может, они не ушли, стоят, слушают. На складе — потолки три метра, и под самым потолком, у стены — слуховое окно, небольшое. Я говорю: Сейчас я залезу на стеллаж и позову кого-нибудь. А сама думаю: времени около двенадцати ночи, тут надо осторожно, чтобы народ не напугать. Голову нагнула, ухом к окну, жду. Тишина. Вообще место глуховатое, днем-то мало кто ходит. Вдруг — шаги. Я говорю, не тихо и не кричать чтобы: Можно вас на минутку, подойдите, пожалуйста — а шаги раз-раз-раз, быстрее-быстрее и удаляются. И — тишина. А хозяин мне: Чего так тихо? Ты кричи! Кричи! Я говорю: Может, они не ушли, здесь еще, и, вообще, чего народ пугать? Опять шаги. Я губы к окну, говорю: Можно вас на минутку. Слышу, шаги приостановились. Голос мужской: Кто здесь? — Это я. — Где вы? — Да из окна, из подвала, меня не видно, тут, знаете, дверь в подвал захлопнулась. Он говорит: Да-да, я понимаю — первое апреля. Я говорю: Это не шутка, какое там. Пожалуйста, не сидеть же нам тут всю ночь?! — А что я могу сделать? Подойдите к двери, наберите 20 по домофону, там Ольга — а это была соседка.
— скажите, мол, дверь в подвал захлопнулась. Шаги затихли, думаю: сделает — не сделает? Тишина. Потом шага торопливые — бежит Ольга. В общем, нас открыли, хозяин в наручниках, красный, всклокоченный. Вызвали милицию, я ждать не стала, у меня страх: как там сын? Я попросила мужа Ольги проводить до дома — все боялась: вдруг они в квартире. Пришли, никого нет, все в порядке. Ребенок спит. Отлегло. На следующий день приезжает милиция, я рассказываю, они говорят: ну теперь в отделение
— протокол составлять. В милиции такого насмотрелась и наслушалась, ужас: юры унизили — на то и воры, а здесь
— свои, к ним как к последней защите — и на тебе, Говорят: Значит, у него был нож. И вы с ним разговаривали, не подчинялись, не легли на пол, значит, вы его знакомая, значит, вы в сговоре, вы подельники. Быстро колитесь, рассказывайте, кто они такие, где, откуда, добровольное признание, срок скостят. Я в шоке. Собираю силы, держусь, как скала, говорю: Ничего подписывать не буду. Они говорят: Вот мы сейчас вас запрем, и будете сидеть. Однажды заходит какой-то следователь, оказалось, встречались, узнает меня: Это вы? Здесь? Я говорю: Вот хотят меня из свидетеля в обвиняемую превратить. Он пошел, сказал им, тут же наступил перелом. Ой-ой, ну что вы, туда-сюда и прочее, да мы это так, методы разные у нас. Я сделала вывод: нормального человека просто посадить. Это криминал свои права защитит, они знают, как уйти и что говорить. А обычного — просто. Растерялся человек — и готово. Если не отстаивает свои права — беда. И еше я думала: во всем есть какой-то урок. Это чтобы мне встряхнуться. Стоит задумываться о своей безопасности. Ну и. может быть, исчезли кое-какие иллюзии. Ну и потом перестала разыгрывать людей первого апреля. Перестала, и все.

Тест системы самосохранения включает учет признаков на трех уровнях: папиллярный узор, первостепенные линии и дополнительные узоры. В нашем случае имеются локальные выпячивания папиллярного узора — на отпечатке они проявляются в виде темных точек (рис. 4, внутри оранжевых кружков), также незначительные нарушения по конфигурации линии жизни (2 резких изгиба л. жизни — рис. 4, зеленый), по доп. узорам: звездная (красный) фигура в пункте 17 (пун кты означают возраст, но есть нюанс — пункт действует на всю линию, т. е. знак работает в любом возрасте, хотя пик его 17—20 лет). Вывод: соприкосновения с опасными людьми без особых последствий.



Комментарии к статье Владимир Финогеев. Без дураков . :


Заговоры Гадания - журнал онлайн © 2016 Все права защищены. Копирование материалов только при условии установки активной ссылки на http://zagovorygadania.ru

  Яндекс.Метрика